Пожарная площадь (Hauptwachplatz) – одно из трагических мест в Лиепае времен Холокоста, где решался вопрос о жизни или смерти сотен и тысяч евреев.

Систематическое истребление евреев Лиепаи (Либава) началось с первых дней нацистской оккупации, c 29 июня 1941 года.

Согласно приказу заместителя коменданта Лиепаи, Ф. Брюкнера от 5 июля все мужчины-евреи в возрасте от 16 до 60 лет должны собираться каждое утро в 7 часов утра на Пожарной площади (Hauptwachplatz), якобы для выхода на работу.

Вскоре площадь превратилась в ужасный невольничий рынок, где решался вопрос о жизни или смерти сотен и тысяч евреев. Десятки грузовиков стояли на готове, чтобы отвезти приговоренных на различные работы

Однако сначала каждое утро проводился так называемый Musterung (отбор, селекция). Садисты СД в сопровождении полиции проходили между рядами людей, и если кто-то смотрел на них подозрительно, то с помощью садистских избиений евреев отбирали и увозили в женскую тюрьму.

Пожарная площадь также была ареной различных злодеяний, изобретаемых убийцами, чтобы унизить и мучить евреев. Особенно отличился шарфюрер СД Эрих Хандке, известный садист. Он выбирал несколько евреев и приказывал им спеть Интернационал или Хатикву. Если они говорили, что не понимают приказа, он их жестоко избил. Такие кровавые мучения происходили каждое утро перед отправкой евреев на принудительные работы.

Однажды утром, в середине июля, люди из СД обратили внимание на нескольких бородатых евреев. Они оттащили их на улицу Петера (Куршу) в Хоральную синагогу, приказали надеть молитвенные шали, вручили каждому из них по два свитка Торы и с различными издевательствами приказали им вернуться на Пожарную площадь. Там нацисты развернули свитки Торы и приказали евреям ходить по ним. Первоначально евреи отказывались подчиниться этой команде и храбро сопротивлялись. Лишь после того, как некоторые евреи пали от жестоких ударов, нацистам удалось за руки и ноги протащить их по свиткам Торы.

Затем настал черед либавского раввина Иссера Полонски, энергичного человека с черной бородой. Без особых пререканий он начал ходить, но рядом со свитками Торы. Никакие угрозы и никакие удары не заставили его изменить маршрут. Он героически сопротивлялся, но, наконец, потерял сознание от смертоносных ударов зверей. Раввин Полонски был брошен в тюрьму и позднее в тот же день расстрелян на военно-морской базе вместе с сотнями других евреев.

С Пожарной площади евреев отправляли на различные виды принудительных работ: очистку улиц от завалов; для работ на немецкую армию на пробковой фабрике или на военно-морскую базу; или на пляж возле маяка, засыпать общие могилы жертв, расстрелянных накануне, которые были вынуждены копать собственные могилы.

До начала октября задерживали и расстреливали только мужчин. Многие евреи надеялись, что немецкая культура не позволит убивать женщин и детей.

Эта надежда вскоре оказалась ложной. Как раз в Рош ха-Шана, 22/23 сентября 1941 года, полиция вместе с солдатами СД бросились, как дикие звери, в несколько рабочих мест, где работали еврейские женщины, и запихнула их вместе, как сардины, в «хапойто» (фургон для пойманных). Картина была ужасной. Женщины бегали по улицам, пытаясь спрятаться, но убийцы, «герои Европы», преследовали их и, схватив за волосы, бросали в фургон.

 С этого дня женщины и дети пошли тем же ужасным путем приговоренных, что и мужчины.

В то же время, то есть с октября 1941 года, убийства стали распространяться и на цыган и старых, слабых латышей из домов престарелых и богадельни. Самим латышам это совершенно не понравилось, но это не помогло предотвратить расправу над невинными, только за то, что они были евреями.

Смотреть исходное изображение

Пожарная площадь

No Liepājas vēstures. Cīņa ar ugunsgrēkiem. Kā viss sākās / Raksts / LSM.lv